chii-tsu
LanaGor
"Есенин"
взято с www.socionik.com/thread/11317.html
Я взялась за эти записки, потому что слишком часто стала встречать на форуме странное представление о ИЭИ, как о записных, прямо вот таки принципиальных бездельниках. Складывается впечатление, что болевую ЧЛ есениных принимают за индульгенцию, которая позволяет им работать спустя рукава или вообще не работать, да еще и гордиться этим. Мол, вот такой я зверек, болевая деловая логика у меня, что вы хотите? Не могу, не хочу и не буду.
Между тем я как раз и хочу сказать (само)типировщикам: подобное утверждение или настроение ума человека часто свидетельствует как раз против того, чтобы определять его ТИМ как ИЭИ.

Обратимся к матчасти.
Что такое болевая ЧЛ?

Филатова: «в области влияния … человек оказывается наиболее ранимым, действует неуверенно, часто его мучают сомнения, а в самых тяжелых случаях — и комплекс неполноценности».

Аушра. «Блок СУПЕРЭГО ИЭИ: . Социально конформный, информационный блок. Средство репродукции объективной картины внешнего мира.
Блок социальных ожиданий, при реализации которого человек старается выполнить уже ожидаемое другими.
Блок для ориентации в объективной действительности. «Совесть» человека.
Предмет ориентации. Предметом ориентации во внешнем мире для такого человека является пространство или те ощущения, которые это пространство вызывает: самочувствие человека.»

Филатова: «Реальность — прежде всего. Она состоит в том, что человеку для выживания необходимо качественно и эффективно трудиться, создавая материальные блага, и ценность любой идеи заключается в возможности ее практической реализации.»

Итак, болевая связывается с исполнением ожидаемого другими, наибольшей ранимостью, мнительностью, комплексами и даже называется совестью. Как же она может подаваться как что-то эдакое, с бравадой или демонстративно равнодушно?

Возможно, многие люди привыкли читать не то, что написано, а часто наоборот. Сказано: «мнительность, неуверенность» - а, значит, наоборот, выпятим. Ну или… мне сложно подобрать слова для описания такого механизма.

Суть же дела в том, что соционические авторы (серьезные) пишут то, что есть. А есть то, что когда человек сталкивается с давлением на болевую, т.е., вынужден как-то тут отчитываться, оценивать себя и других и принимать такие оценки, то никакой бравады не получается, увы, даже в целях самозащиты. Щита из болевой не сделаешь.

Поэтому если у вас на рабочем месте кто-то сидит и преспокойно плюет в потолок, а на вопрос о работе безмятежно отвечает «мне неохота», "не могу себя заставить" или, еще хлеще, «я есенин, у меня болевая ЧЛ» - не спешите типировать его в ИЭИ или верить, если сам себя таковым называет.

Нельзя ставить знак равенства между болевой ЧЛ и хронической неспособностью человека к труду. Это разные вещи, и связь между ними такая: если у ИЭИ возникают проблемы с трудовой деятельностью, то совесть у него на этот счет спокойной не будет никогда. И наличие близкого дуала тут спасет, разве, сведением к минимуму самих проблем.

«И все-таки даже «сертифицированные» есенины часто называют себя бездельниками совершенно искренне!» - возразят мне. И правильно. Давайте посмотрим, в каких именно случаях ИЭИ склонен счесть себя бездельником.

- Когда его деятельность доставляет удовольствие лично ему. Тогда это никакая не работа, а развлечение. А развлечение это не работа.
- Когда дело дается с большим трудом. Тогда это тоже не работа, а какая-то некомпетентная кустарщина, какая в ней ценность? Другой смог бы быстрее, больше и лучше.
- Когда дело из категории «все это делают, и еще больше», например, сварить обед, прибрать квартиру, сходить в магазин, позаниматься с ребенком, сходить на фитнесс.
- Когда он отдыхает (ибо от чего устал-то? Добро бы от работы).
- Когда занимается разными срочными делами (а НАДО вот то и то, ибо оно серьезно).
- Когда он занимается чем-то, что не приносит результата (скажем, изучает иностранный язык без особого успеха или не в состоянии «построить» шумных соседей, добиться от ребенка хороших оценок в школе, похудеть).
- Когда ему мало платят.
- Когда ему платят много.
- …

Проще сказать, когда же есенин себя бездельником НЕ считает.
Только в одном случае. Когда ему кто-то со стороны дает понять (не просто говорит!) смысл и пользу его деятельности. А также очерчивает рамки, когда эту самую деятельность можно, например, прекратить и с полным правом отдохнуть.

Ведь болевую если рассматривать, то в контексте всего блока суперэго, т.е., в связке с ролевой БС. А в данном случае она (ролевая) работает против человека. В частности, ИЭИ крайне сложно признать свое право на элементарную усталость. Такое право он может получить только «со стороны» - в лучшем случае от дуала, в худшем – от собственного организма, попросту говоря, свалившись без сил (а то и от болезни).

Болевая ЧЛ также не в состоянии оценить затраты на труд, особенно, новый. Поэтому ИЭИ крайне сложно от чего-то отказаться (стыдно), равно, как и согласиться (вдруг не справлюсь?)

Оценивать качество требуемого результата труда также очень сложно. «Нет предела совершенству» – для ИЭИ это не риторика, это призыв к конкретным действиям и источник вечной тревоги: достаточное ли качество или надо больше, лучше, точнее?

Еще сложнее – когда встает вопрос оплаты есенинского труда. Особенно проблематично, когда начальство считает, что труд ИЭИ стоит столько-то, а домашние уверяют, что этого слишком мало, мол, иди потребуй прибавки. В такой ситуации человек может просто заболеть.

И, наконец, это сакраментальное: «Как заставить себя работать?!»
Я думаю, что подобные настроения (когда трудно взяться за какое-то конкретное дело) бывают у всех людей, особенно занятых творческой профессией. Но именно болевая ЧЛ в связке с ролевой БС заставляет именно есениных видеть в подобном проблему, которая доводит до отчаяния.

Что я всем этим хочу сказать?
Только одно. Болевая ЧЛ – это вечно больная совесть по поводу собственной (без)деятельности, это субъективное обесценивание своего труда, это вечная неуверенность в своей адекватности деловому моменту, это невозможность отдыхать с чистым сердцем, разве, когда оно конкретно болит. Это принципиальная невозможность сказать «не буду!» когда Вас просят (особенно просят, «по-хорошему»!) сделать что-то, чего Вы не умеете или плохо знаете. И винить за сложности и неважный результат Вы будете именно себя, вспоминая всю свою жизнь как потраченную впустую, ведь можно же было выучить английский язык до уровня корректора. А мысль о том, что это следовало сделать тому, кто свалил на Вас правку своих текстов, Вам даже и в голову не придет, а если и придет, то Вам же и станет за нее мучительно стыдно…

Поэтому, если Вы надеетесь, что, затипив себя в ИЭИ, сможете отныне преспокойно бездельничать, ссылаясь на болевую ЧЛ, то… может, имеет смысл поискать себя в другом ТИМе, более подходящем? Много в жизни смешных потерь (с)

Я не Есенин, но я Дюма. Так что... :weep3::weep3::weep3:
Еще год назад стать стюардессой мне казалось мечтой, это же блин такая ахуительная работа! Ну тип форма там, устоявшийся в обществе престиж работы, нормальная зарплата и все такое. И вот я работаю. И я удивляюсь,как люди могут работать на какой нибудь там заправке и с гордостью рассказывать о том, как весело у них на работе или как просто здорово им там работается. Я же каждую минуту своей работы думаю о том, какой хуйней я занимаюсь. И даже эту хуйню я не могу делать блестяще. Я только пытаюсь. Все время где-то путаюсь и страдаю своей привычной невнимательностью. Вроде знаю, что иногда даже реально помогаю людям, как, например, тогда девочке с аэрофобией или мужику, которому стало плохо,да и вообще видишь, что вроде как бы не зря носился весь рейс как в жопу ужаленный, когда люди выходят довольные и говорят спасибо, нам все понравилось, но все равно. Короче, что я хочу сказать. Все очень плохо с моей работой. Хотя бы потому, что тепереь я понимаю, что куда бы я ни устроилась, я везде буду чувствовать, что не делаю ничего важного - господи, я же не спасаю планету от пришельцев, не воодушевляю людей и не спасаю человеские жизни! И даже будь я врачом и спасай человеческие жизни, мне было бы этого недостаточно, я бы все равно считала, что я могу больше. Вот и куда мне деваться с вечной неудовлетворенностью от собственной нереализации?