21:24 

Alternative Education. Глава 8.

chii-tsu
Спасибо моему тухлому настроению, приступам самобичевания и нежеланию выходить из дома - они поддерживали меня, все время были рядом, и я таки перевела еще одну главу, ееее! :pozdr3::pozdr2:

Дорогие читатели! (если таковые еще найдутся ккк) Заранее приношу извинения, если у кого-то пойдет кровь из глаз из-за кучи ошибок) Я где-то потеряла Пиплю, и теперь здесь все очень плохо. Особенно в начале, кое-где в середине и в конце. Буду очень благодарна, если кто-нибудь из бет сжалится надо мной и стукнет в умыл, чтобы хотя бы слегка помочь с текстом. Или если найдется Пипля и тоже стукнет мне куда-нибудь)

Название: Alternative Education
Автор: Ljiljana
Переводчик: chii-tsu
Бета: не бечено
Дисклеймер: Масаши Кишимото
Жанр: Слэш (яой), Романтика, Ангст, Юмор, AU
Статус: Закончен. В процессе перевода
Размер: макси
Рейтинг: NC-17
Пейринг: Наруто/Саске/Наруто
Размещение: с шапкой
Разрешение от автора: получено
Предупреждения: OOC, Нецензурная лексика
Ссылка на оригинал: здесь
Саммари: Экскурсии нужны для того, чтобы увидеть и узнать что-то новое, так? Похоже, единственное, что узнал Саске - это то, что шумным идиотам иногда громко снятся эротические сны.


Глава 7

Первые несколько дней прошли как в тумане. Перед глазами плыло, все тело ломило, а голова раскалывалась. Лекарств хватало только на то, чтобы ненадолго забыться сном и немного покушать. Врач сказал ему соблюдать постельный режим, правда, непонятно зачем – как будто без его указаний что-то могло заставить Саске вылезти из кровати по собственному желанию. Ему было очень плохо.
Днем становилось немного лучше. Но как только на землю опускались сумерки, его состояние снова ухудшалось. Было бы здорово просто проспать все это время, но постоянное лежачее положение сильно угнетало.
В среду утром его вывел из дремоты стук в дверь. Саске чуть не сказал дежурное «нет, я не хочу кушать», когда понял, что это не мама. Пришел Итачи. Саске выпрямился, устроился на подушках и, не говоря ни слова, взял стакан с водой с прикроватного столика.
Впервые с тех пор, как поругался с родителями из-за своей ориентации, Итачи перешагнул порог этого дома. Это произошло… пять лет назад. Первый раз за пять лет Итачи вернулся домой, и это случилось – скорее всего – потому что Саске заболел.
- Как ты себя чувствуешь? – поинтересовался Итачи. Он держал в руках пакет, но Саске было не до рассматривания содержимого. Он внимательно смотрел на брата.
По нему, может быть, нельзя было сказать, что он волнуется, но Саске знал, что Итачи встревожен.
- Уже лучше, - честно ответил Саске. Вышло так сухо, что он добавил: - Лекарства хорошо помогают.
- Что пьешь? – спросил Итачи. Саске кивнул на кучу бутыльков, скопившуюся на крае столика. Итачи взглядом эксперта окинул витамины, таблетки и пачки бумажных платков. Саске сразу подумал о том, за сколькими же больными детьми ему приходилось ухаживать.
- Ну, значит, не все так плохо, - сказал Итачи. Конечно, он знал, что все не критично, иначе Саске не разрешили бы остаться дома. Он просто поддерживал разговор.
- У меня температура высокая, - ответил тем же Саске.
- Мама говорила об этом. А еще о том, как ты повеселился на выходных.
Саске на мгновение прикрыл глаза. Если бы благодаря этому они общались чаще, он бы напивался каждые выходные.
- Было совсем не весело.
- Тогда зачем вообще пить?
«Это что, разбор полетов?» - хотелось спросить Саске. Он ждал, что такой разговор устроит ему отец, но никак не Итачи. Как будто ему было мало собственных угрызений совести. Можно было не напоминать ему об этом в который раз. Саске поджал губы и не стал отвечать.
Итачи это нисколько не задело.
- Еще она сказала, что до дома тебя провожал Наруто. – Саске упрямо смотрел в другую сторону. – Насколько я понимаю, это было далеко за полночь. То есть после наступления комендантского часа в приюте.
Саске пораженно уставился на брата.
- Это… это не честно.
Итачи холодно ему улыбнулся.
- Все серьезные разговоры с тобой всегда сводятся к одному и тому же. Ты либо огрызаешься, либо превращаешь их в настоящую пытку.
Серьезные разговоры? А кто здесь говорил о чем-то серьезном? Саске лучше поговорил бы о том, что Итачи будет ужинать с ними хотя бы раз в неделю, если возвращаться он так не хочет. А то, что Саске раз напился на какой-то вечеринке, к важным вещам никак не относилось.
- Почему меня вообще должно волновать, что у Наруто будут проблемы? – проворчал он, отлично зная, что совершенно не хочет, чтобы это произошло. Он не хотел, чтобы Наруто вообще кто-либо или что-либо беспокоило.
- Потому что ты ему должен за то, что он дотащил тебя до дома, когда сам ты на ногах стоять не мог? – ответил Итачи вопросом на вопрос.
И это была резонная причина.
- И наверх до кровати, - закончил за него Саске. Забавно было наблюдать, как у Итачи от удивления расширяются глаза. – Мама, похоже, показала ему, куда идти, и он проводил меня сюда.
- Похоже? А ты не помнишь?
Саске помнил это отлично после нескольких дней в кровати с температурой под сорок, когда и думать было больше не о чем. Он помнил, как Наруто снял с него ботинки, и как они говорили о порно и Итачи.
- Я знаю, что показал ему дверь в твою комнату, и проснулся в носках и с дикой головной болью.
- У тебя была причина, чтобы так напиться?
Была ли причина? Типа был ли он чем-нибудь расстроен?
- Нет, - ответил Саске. Итачи продолжал ожидающе на него смотреть. – Неджи слишком много болтал, мне было скучно.
И Ли все подливал ему в стакан. И Наруто продолжал танцевать.
А потом Наруто ушел.
Итачи кивнул, хотя знал, что так и не получил честного ответа. Он достал из пакета что-то завернутое в старую бумагу.
- Кстати, о Наруто. Он попросил передать тебе это.
Саске подозрительно взглянул на сверток. Понять, что это, было невозможно; Итачи развернул бумагу и положил белую керамическую миску ему на покрывало. Оба уставились на нее.
- Что-то символическое? – удивленно спросил Итачи.
- Это дурацкая миска для супа, - проговорил Саске, не в силах отвести от нее взгляд. – С трещиной.
Трещина была темная и толстая и проходила по керамике, почти идеально деля ее надвое. Странно, как эта чашка до сих пор не развалилась.
- То есть она ничего не значит? – Саске поднял на него глаза. Итачи выглядел разочарованным.
А чего он, блин, ждал? Наруто, наверное, схватил первую попавшуюся вещь. Саске, как и остальному содержимому пакета Итачи, повезло, что она была хотя бы чистая.
Ее нужно выбросить и попросить мусорщиков в срочном порядке вывезти мусор.
- Убери ее, пожалуйста.
Итачи переложил ее на столик. Саске решил, что пусть пока там полежит, а потом он с ней разберется. Итачи надевал пальто, собираясь уходить.
- Ты еще придешь? – спросил Саске. В его словах открыто звучала тревога, но в тот момент ему было все равно. Итачи выбрал время, когда отец был на работе, и может прийти так еще раз. Если захочет.
- Не знаю. Но я позвоню тебе.
Это был не тот ответ, которого ждал Саске. Он как маленький обиженный ребенок откинулся на подушки и пробормотал:
- Как хочешь.
Итачи подарил ему одну из своих редких искренних улыбок, прежде чем уйти.
Саске засыпал с самыми разными мыслями, счастливый, что Итачи пришел к нему, радостный, что Итачи, наконец, поговорил с мамой, даже несмотря на то, что тема была ерундовая. Проспав несколько часов, он резко проснулся, задыхаясь от страха, что все это ему только привиделось. Могло ли быть правдой, что спустя столько времени Итачи пришел домой только из-за заболевшего брата?
Но дурацкая чашка стояла на столике, сверкая на зимнем солнце и развевая все опасения Саске.

Чуть позже вернулась температура, хотя уже не такая высокая, как пару дней назад. Мама, забрав термометр, добросовестно записала ее в блокнотик. Саске, едва приоткрыв глаза, тяжелым взглядом следил за тем, как она забирает чайную кружку. Она несколько раз посмотрела на дурацкую чашку, но ничего не сказала.
- Мам, - сонно протянул Саске. – Отец злится на меня?
Мама вздрогнула так, словно он ругнулся, замерла и широко распахнула глаза.
- Нет, конечно же, нет.
«Но ты не спрашиваешь, почему я так думаю», - пронеслось в голове у Саске.
- Не ври мне.
Она еще пару мгновений обеспокоенно смотрела на него, затем поставила поднос на тумбочку и присела на кровать.
- Я совру, если скажу, что он рад узнать о… - она вздохнула и отвела взгляд. – Он не рад.
Какая потрясающая реакция на новость об его ориентации. Ну не счастливчик ли Саске, что в такой момент он был напичкан лекарствами, плыл из-за температуры, и паника не могла охватить его полностью?
- Может, это правильно – учиться на своих ошибках. Но прежние уроки не помогли нам избежать новых. Я пыталась говорить с Итачи, но все, что получала в ответ – скупые пару слов. – Она сделала паузу, вырисовывая взглядом узоры на одеяле. – И ты живешь здесь, с нами, но ты так далеко. Мы не можем до тебя достучаться. Ты не разговариваешь с нами. Мы словно потеряли обоих сыновей в один день; ты как будто только и ждешь, когда сможешь уехать из этого дома и зажить своей жизнью.
Она улыбнулась; в глазах стояли слезы. Чувство вины, замешательства и отчаяния сковали язык – Саске не мог выдавить и звука, продолжая смотреть на маму, пока она убирала лезшие ему в лицо волосы.
- У нас и так почти ничего не осталось. Твой отец, может, не очень доволен, но он готов на все, лишь бы не отталкивать тебя еще сильней.
Она поднялась чересчур поспешно, словно опасаясь, что наговорила лишнего. А, может, не хотела, чтобы Саске видел, как она плачет.
Неужели он действительно так отдалился? Он не часто был расположен к разговорам… Но когда они что-либо спрашивали, это по большей части были ненужные, глупые вопросы. Они никогда не хотели поговорить о чем-то важном. Он пытался, но они никогда не хотели разговаривать об Итачи.
- Забери ее тоже, - кивнул на чашку Саске, когда она забирала поднос, прежде чем уйти.
Она прочистила горло.
- Итачи принес ее тебе?
Ну, конечно, Итачи же настолько двинулся.
- Принес он. Но прислал ее Наруто. Понятия не имею, зачем.
Она взяла ее в руки, внимательно осматривая со всех сторон. Провела пальцем по трещине, легко улыбаясь. И произнесла, в конце концов:
- Это миска для супа.
И для того, чтобы понять это, потребовалось целых две минуты?
- Она уже использованная и с трещиной.
- Не думаю, что он посылал ее тебе, чтобы ты из нее ел. – Саске, начавший было погружаться в сон, снова распахнул глаза, уставившись на маму. Тогда зачем вообще ее посылать – чтобы Саске кидался ей через окно в людей, когда вдруг станет скучно? Мама, видимо, заметила его замешательство и недоверие и пояснила: - Больным, чтобы они поправлялись, дают куриный суп. Он подарил тебе эту миску. Мне кажется, вполне ясно – Наруто таким образом желал тебе скорейшего выздоровления.
- Было бы гораздо ясней и разумней пожелать это вербально, - пробормотал Саске. Умозаключения Наруто однозначно находились выше его понимания. Однако, она, похоже, была права.
Была ли она права и говоря о Саске? У него одного проблемы с общением? Но они только что разговаривали. Она сказала, что жалеет о том, что случилось с Итачи и не хочет, чтобы это повторялось. Они разговаривали… Но Саске весь горел и плыл от таблеток. Может, все дело в этом?
Пытаясь вести глубокую мысленную работу и все проанализировать, Саске все же провалился в неспокойный, дурной сон, так и не найдя ответы.

Жар и озноб постепенно отступили, и Саске понял, почему доктора так настойчиво советовали соблюдать постельный режим. Ему стало скучно. Дни пролетали быстро, но ночи были долгими и холодными. По телевизору не показывали ничего интересного. От книг он уставал еще в самом начале. Саске почувствовал настоящее облегчение, когда, наконец, смог заниматься учебой.
С мамой они больше серьезно не разговаривали. Итачи звонил каждые два-три дня, но сам не приходил. Несколько дней подряд Саске провел с отцом в гостиной за игрой в шахматы, поскольку шахматы, конечно же, были отличным предлогом не разговаривать – просто думай и ходи. Почему-то постоянно получалась ничья.
Пару раз ему звонили и писали ребята из школы. Саске было так скучно, что некоторым он даже ответил. По поводу дня рождения Ли никто ничего не говорил. Иногда заходила Хината, один раз с Ханаби. Хината светилась от счастья. Кто бы мог подумать, что честность может так окрылять? Саске, например, лучше не стало из-за родителей, хоть отец, узнав правду, ни слова ему не сказал.
Саске поправился, как раз когда в школе начались зимние каникулы. Хотя школа, даже со всеми людьми, которые после всего случившегося наверняка будут странно на него коситься, казалась райским местом спасения.
И было это как раз перед тем, как все покатилось к черту.

Подходило время ужина, но отец еще не вернулся домой. Даже Саске начал волноваться. Было довольно поздно – они всегда ужинали поздно, но он действительно задерживался. На улице уже несколько часов как стемнело. Это было практически невозможно, чтобы Фугаку Учиха не явился к ужину, даже не позвонив и не сказав, что задерживается. Он мог иногда пойти куда-нибудь без жены, но всегда предупреждал об этом.
Саске наблюдал, как мама, нервничая, ходит по кухне. Их близость стала очевидной как никогда – даже его маленькая задержка вызывала в ней панику. Она позвонила в участок, и ей ответили, что он ушел в положенное время. Тогда ей стало действительно страшно. Доходило девять часов, и Саске совершенно не знал, что ей сказать. Он знал не больше, чем она, и понятия не имел, как ее успокоить.
Когда входная дверь, наконец, распахнулась и хлопнула, закрываясь, Саске заметил, как моментально выдохнула мама и с облегчением улыбнулась. Она тут же стала разогревать ужин, не дожидаясь, пока отец зайдет в кухню.
Но дела обстояли плохо. Это стало видно по отцу, как только он перешагнул порог. Он был зол. Он был так зол, что даже покраснел. И он не смотрел даже в сторону Саске, усаживаясь за стол в мертвенной тишине.
- Что-то не так? – произнес это не Саске, хотя ему тоже было интересно узнать. Вместо ответа отец достал из кармана сложенный вчетверо листок. Когда он отдавал его, мама потянулась посмотреть одновременно с Саске, но отец придержал ее за руку. Саске не хотелось его разворачивать. Что бы там ни было, то, что отец все еще держал маму за руку, не позволяя туда заглянуть, не предвещало ничего хорошего.
Но он должен был это сделать, и, игнорируя дрожащие пальцы, Саске его развернул. Это был рисунок, скорее набросок, выполненный в очень знакомой манере. На нем переплетались два тела, обнаженных. Два мужских тела. Может быть, увидев его при других обстоятельствах, Саске восхитился бы прорисовкой деталей, удивительно хорошей анатомией, эротическими позами… Но он был слишком занят охватившей его паникой. У одной из фигур было лицо Саске. На рисунке он занимался с кем-то сексом.
- Я что, плохо с тобой обращался? – прогремел голос его отца, и Саске резко вскинул голову. – Я не хотел повторять тех же ошибок, что и с твоим братом, и на многое закрыл глаза. Но это, - было очевидно, о чем он говорит, но он вдобавок яростно ткнул пальцем в листок, - это уже слишком. Для меня было более чем достаточно, что оба мои сына не такие, как все, но я не могу просто смириться с тем, что один из них демонстрирует это всем в такой мерзкой манере.
- Я ничего не знал об этом, - сказал Саске. Его голос не дрожал. Но все тело трясло. Случилось то, чего он больше всего боялся. Это был его самый страшный кошмар. Он поднялся и налил себе воды, слыша, как спрашивает мама:
- Что там, на бумаге?
Ей не ответили. Вместо этого отец обратился к Саске:
- Ты не знал, что кто-то вас видел?
Саске это бесило, он не хотел поворачиваться и смотреть на родителей. Кто-то разговаривал с родителями о пестиках и тычинках, а Саске повезло с разговором «нет, пап, я не собирался становиться порно-звездой». Было очень неприятно. Горела шея.
- Нечего было видеть.
Он взглянул на отца и встретил только недоверие и разочарование.
- Там где я нашел этот листок… Была целая куча… таких же. – Саске был очень благодарен ему за то, что не называл это вслух. Но даже проносившееся в голове окончание фразы – «Была целая куча рисунков, на которых ты трахался» - казалось плевком в лицо. – Ты не давал согласие на них?
Как он уже говорил:
- Нет.
- Ты не… позировал?
В груди заклокотала злость.
- Конечно, нет!
- Но детали…
- Я ничего не делал! – хотелось заорать, и Саске пришлось сдерживаться. Он не мог кричать на своего отца, даже если этот разговор был обидным и унизительным. Он не мог поступить так же, как Итачи. – Я едва знаю парня, который это нарисовал; я видел его один раз – нет, два.
- Один из них – это тот самый вечер, когда ты пришел повисшим на мальчишке?
Его уже трясло от негодования, но он пытался успокоиться. Рано или поздно этот разговор должен был состояться. Но что он мог ответить? Он толком не помнил часть вечера после ухода Наруто с Саем, который, несомненно, автор этих рисунков. Наверное, они вернулись. И Наруто говорил, что Саске не сделал ничего ужасного – по крайней мере, на людях. Но, может быть, он имел в виду, что ребята из школы ничего не видели. Может быть, он вернулся с этим парнем и помог ему найти отличный ракурс.
Саске распылялся от одной только мысли, что это могло случиться, но не мог окончательно поверить. Его воспоминания о той ночи расплывались. Однако Наруто не мог так поступить.
Видимо, его размышления затянулись надолго, потому что разъяренный отец, не выдержав, громко хлопнул по столешнице. Когда Саске посмотрел на него, к тревоге и стыду добавился страх.
- Я был не один на этой… на этой свалке! – сказал отец, срываясь на крик. Саске сделал шаг назад к двери, не в силах остановиться. Его отец действительно орал. И это при том, что он еще никогда на памяти Саске не повышал голос. Все было очень плохо. – Мы проводили рейд по наводке, что там распространяют наркотики; нас было трое патрульных. Когда мы попали внутрь, мы как будто пришли по делу о нелегальном производстве порнографии, потому что это, - он ткнул в листок, который Саске оставил на столе, - это порнография, и я еще взял более-менее сдержанный рисунок.
Это никак не меняло того, что здесь не было никакой вины Саске, хоть и хотелось провалиться сквозь землю от стыда. Саске не давал согласие на то, чтобы чертов ублюдок рисовал его обнаженным, и он однозначно не мог узнать о том, что кто-то фантазирует о нем и заставить прекратить это делать.
- Все это видели мои коллеги! – Отец Саске переступил черту и уже не сдерживался в крике. – Так скажи мне, что я должен сказать им завтра, когда они начнут шептаться за моей спиной, снова?
Пожар, разгоравшийся в груди Саске, мгновенно утих, оставляя тлеющий след. Так все дело было в этом? В том, что скажут другие копы?
- Скажи им, - произнес Саске дрогнувшим голосом, - что твои не такие, как все, сыновья-геи, - самые лучшие для тебя. Мне нечего стыдиться.
Но ему было стыдно; чувство вины сжирало все, что осталось от огня злости, исчезнувшего после этих слов. Во рту пересохло, и он не мог поднять глаза на отца. Но он краем глаза увидел, как вдруг поднимается его отец, и резко отшатнулся.
Саске успел заметить, как распахиваются глаза мамы, и она кричит «Осторожно!», прежде чем почувствовал боль в руке и одернул ее от плиты вместе с кастрюлей. Было уже поздно – боль стала только усиливаться, затемняя все перед глазами. Саске схватился за пострадавшую руку. Еда была повсюду; она вывалилась из кастрюли на шкафчики и пол.
Мама оказалась рядом с ним в мгновение.
- Принеси мне аптечку со второго этажа, - сказала она, обращаясь к мужу, который вышел без единого слова. – Дай я посмотрю.
Теперь она обращалась к Саске, и получила в ответ угрюмый взгляд.
- Не трогай.
Одна только мысль о том, что опухающую кожу будут трогать, была болезненной.
- Не будь ребенком, - отрезала мама и дернула его за локоть. – Выглядит ужасно, подставь руку под воду.
Он послушался. Холодная вода показалась спасением после дьявольского жара. Саске облегченно вздохнул; перед глазами прояснилось.
- Я принесу полотенце, - пробормотала мама, убедившись, что он не собирается умирать. Он не ответил, просто посмотрел ей в след.
Саске остался в кухне один. В голове окончательно щелкнул включатель. Его отец видел этот рисунок! Он был обнажен и… Да, снизу у него ничего не было видно, но если бы дело было в этом. То, как было нарисовано его лицо, заставляло его смущаться. Он и сейчас мог восстановить его в своем воображении – румянец, прикрытые глаза, слегка сведенные брови. И его отец это видел!
Саске закрыл кран. Он должен был избавиться от рисунка до того, как мама решит утолить свое любопытство и посмотрит. Он взял его со стола и как можно тише вышел через холл в парадную дверь, задержавшись лишь на секунду, чтобы обуться. Большой мусорный контейнер стоял возле ворот, и Саске выбросил туда бумажку.
Он повернулся, чтобы вернуться домой, и замер. Свет горел везде. Свет горел и в его комнате – Саске отчетливо видел, как он ложится на боковую площадку. Там наверняка был его отец, но что он там делал? Искал еще больше доказательств его из ряда вон выходящего поведения? И когда он собирался принести уже аптечку, черт возьми?
Похоже, ранение Саске нисколько не тронуло сердце отца. Саске не хотел возвращаться. Он не хотел разбираться с разъяренным отцом, разговаривать всю ночь и, в конце концов, закончить как его брат – всю оставшуюся жизнь не переступать порог этого дома.
Он развернулся и пошел к воротам. Он решил переночевать у Итачи и разобраться со всем этим дерьмом утром.
Рука снова заболела, но холодный ветер немного притуплял боль. Однако лучше становилось только руке, сам Саске начал замерзать. Он не надел куртку. А на улице стоял морозный январский вечер; на тротуарах местами лежал растаявший днем, а теперь замерзший снег, скользкий и опасный.
Путь к дому Итачи сильно затянулся. Ледяной ветер подстегивал и заставлял поторапливаться, но ослабшие после пневмонии и длительного пребывания в постели легкие справлялись с трудом. Кстати, о пневмонии – не лучшая была идея прогуляться зимней ночью без теплых вещей.
В прихожей квартиры Итачи было блаженно тепло. Саске ворвался внутрь, открыв дверь запасным ключом – он знал, куда Итачи его кладет. В квартире после всей той спешки стало даже жарко. Саске слегка вело, но он чувствовал запах шампуня и слышал звук льющейся воды из ванной. Значит, Итачи был дома. Следовало бы позвонить в дверь, прежде чем войти, но он ведь не в спальню врывался.
Как только он подумал об этом, вдруг открылась дверь спальни. Саске остановился, ругаясь про себя – черт подери, у Итачи были гости, ему действительно следовало сначала позвонить. Из комнаты вышла девушка в одном слабо державшемся на ней халате.
Она, увидев его, пораженно замерла, широко распахивая глаза.
- Эм.
Саске тоже потерял дар речи. Итачи сдавал свою квартиру? Кто была эта девушка?
- Простите, - произнес он. – Я…
- Саске, да, я знаю, - закончила за него она и улыбнулась. Девушка запахнула посильней халат, и, хотя сделала это скорее на автомате, Саске был ей очень за это благодарен. – Твой брат постоянно говорит о тебе.
- А кто вы? – спросил Саске, слегка расслабляясь от исходившей от нее приветливости и доброжелательности.
- Оу, - она снова улыбнулась, но в этот раз немного грустно, - Наверное, он никогда не рассказывал обо мне. Я Конан. Его девушка.
Пока одна часть мозга снова и снова повторяла слова «его девушка», как будто они были незнакомыми, и он пытался их запомнить, оставшаяся часть размышляла, отблеск ли это аквариума или ее волосы действительно были синими. Он вдруг понял, что она протягивает руку, чтобы, наконец, поздороваться. Саске собирался пожать ее, честно собирался… Но вместо этого сделал шаг назад. Разбираться с этим в тот момент было выше его сил. Еще одного разбора полетов он бы не вынес, особенно сейчас, и особенно с Итачи – он бы просто не смог сдержаться и начал бы вопить. Зачем были последние пять лет, если Итачи даже не гей? Зачем все это было?
- Извините. Я спешу.
Он, еще не окончив фразу, развернулся и чуть ли не бежал.
- Нет, подожди, Итачи выйдет через минуту! – крикнула она ему в след.
Саске не хотел видеть Итачи. Тело еще помнило пронизывающий уличный ветер, и Саске схватил пальто Итачи, висевшее возле двери. Он еще слышал голос девушки, видимо, сообщающей его брату, что пришел Саске, так что он быстрей побежал вниз по лестнице.
Ветер ударил морозом в лицо сильней, чем прежде, или ему так показалось. Саске надел пальто. Он должен был пойти домой, он это знал. Но он совершенно не хотел этого делать, так что сунул руки в карманы, мчась по улице. Было еще не так поздно, и где-нибудь должно быть открыто. По городскому ограничению все заведения должны закрываться в час ночи, значит, он еще мог посидеть где-нибудь и все обдумать, если только он найдет деньги.
К счастью, в карманах оказались ключи и бумажник Итачи. Внимательно посмотрев, Саске понял, что это ключи от приюта. На секунду ему захотелось выкинуть их, просто назло. Но он не поддался своему порыву.
Зимой люди редко выползали на улицы так поздно, но кто-то все еще сидел в кафешках и барах. После недолгих раздумий Саске решил пойти куда-нибудь, где продают алкоголь, хотя даже это не могло помочь его состоянию на тот момент. Он очень долго развлекал себя мечтами о том, как было бы здорово вернуться в самый первый день их экскурсии и придушить Наруто подушкой.
Саске выходил из бара последним и то только потому, что они закрывались. К напиткам он заказывал холодную воду, смачивал ей салфетки и прикладывал к ожогу. Рука все еще болела. Алкоголь не помог ему собраться с духом, чтобы вернуться домой, и идти к Итачи он тоже не был готов, но пора было куда-то идти. Но еще он мог – эта мысль вдруг поразила его, пока он тихо сидел в углу, стараясь не перебрать, как в прошлый раз – пойти в приют. У него были ключи. Если быть осторожным, то никто о нем не узнает.
Казалось, что он хочет пойти к Наруто… но Саске, конечно, не собирался идти к нему. Ведь он мог пойти в офис Итачи. Посидеть там. Там тепло.
Но так же Саске понимал, что просто дурачит сам себя. Ноги уже сами несли его в нужном направлении. Он просто не хотел больше ни о чем думать.
Свет на первом этаже был приглушен и горел, чтобы показать, что здание не в частной собственности. Саске разглядел свет в одном из окон на втором справа. Там, где были офисы. Кто бы ни был на дежурстве в эту ночь, он сидел в своем офисе рядом с кабинетом Итачи.
Саске открыл парадную дверь и быстро вошел. Он старался идти как можно тише, поднимаясь по лестнице на первый этаж, на второй, а затем выше, даже не проверяя, сможет ли попасть к Итачи.
Ему стало предельно ясно, куда он хочет пойти, как только он открыл дверь в приют, но он все равно волновался, прежде чем постучать к Наруто.

@темы: Alternative Education, SN, Фанфики

URL
Комментарии
2014-03-26 в 17:17 

marssala
Sex girl
не так уж и плохо. Спасибо за главу

2014-03-26 в 18:45 

chii-tsu
marssala, я рада это слышать с: спасибо вам!)

URL
2014-03-27 в 12:18 

Kamilusik
Родные никогда не умирают, просто рядом быть перестают...
Дорогие читатели! (если таковые еще найдутся ккк) найдутся :-D
Бедный Саске, запалили его конкретно конечно))))
Немного подзабыла сюжет, на счет Итачи, он ведь с родителями поссорился из-за ориентации?? Мне вот интересно, если он не гей, так как у него есть девушка, то какого фига он ушел из дома? :hmm:
chii-tsu, спасибо! :squeeze:

2014-03-29 в 13:16 

chii-tsu
Kamilusik, ахаха я искренне на это надеялась))
Да Саске вообще везунчик) так попасть :D
Боже, я перевожу настолько медленно, что даже сама иногда забываю, что происходило в предыдущих главах( Но да, из-за этого он поссорился и ушел из дома. Но Итачи был бы не Итачи, если бы у него вдруг не оказалась девушка, не так ли? :D думаю, дальше нам пояснят, в чем же дело)
Вам большое спасибо :*

URL
2014-03-30 в 19:59 

Kamilusik
Родные никогда не умирают, просто рядом быть перестают...
chii-tsu, Да Саске вообще везунчик) так попасть :D видимо Саю каюк))
Но Итачи был бы не Итачи, если бы у него вдруг не оказалась девушка, не так ли? :D думаю, дальше нам пояснят, в чем же дело) может это из-за Саске? Хм :hmm:

2014-03-31 в 20:34 

chii-tsu
Kamilusik, видимо Саю каюк))
Я бы на месте Саске это так не оставила)) а он то мальчик вспыльчивый ;)
может это из-за Саске? Хм :hmm:
Итачи великий комбинатор)

URL
2014-03-31 в 20:52 

Итачи и Карин, ну шик.

URL
2014-03-31 в 20:53 

Kamilusik
Родные никогда не умирают, просто рядом быть перестают...
chii-tsu, Я бы на месте Саске это так не оставила)) а он то мальчик вспыльчивый да я бы тоже не оставила(((
Итачи великий комбинатор) ну это да... может он догадывался что его братик голубой, и решил смягчить ему ношу, когда предки узнают, потому что уже будут иметь опыт в это деле за счет Итачи, и будет легче...Ох что за бредовая идея :apstenu:

2014-03-31 в 21:24 

chii-tsu
Гость, Итачи и Конан же)

Kamilusik, да я бы тоже не оставила((( блин ну Сай, конечно, вообще поехавший :D как его вообще выпустили из приюта, не обратившись к врачам, после того, что они увидели у него в комнате?)
узнаем) я постараюсь в этот раз переводить хоть немножко быстрей))

URL
2014-04-01 в 20:23 

Kamilusik
Родные никогда не умирают, просто рядом быть перестают...
chii-tsu, я постараюсь в этот раз переводить хоть немножко быстрей)) здорово))) :ura:

     

Будни

главная