13:03 

Еще пара фанфиков с фб)

chii-tsu
Автор: TrudiRose
Переводчик: chii-tsu
Бета: Melemina
Название: Второй шанс
Канон: «Красавица и Чудовище »
Жанр: драма
Статус: Закончен
Размер: мини
Рейтинг: G
Пейринг/Персонажи: Чудовище, Волшебник, заколдованные предметы
Размещение: с шапкой
Разрешение от автора: получено
Ссылка на оригинал: www.fanfiction.net/s/2015439/1/Second-Chance
Саммари: Иногда все не так, как кажется на первый взгляд.


Низенький седой старик нерешительно приоткрыл дверь в замок.

— Добрый вечер, — неуверенно произнес он, надеясь на ответ.

— Бедный человек, наверное, потерялся в лесу, — шепнул Люмьер Когсворту.

— Тише. Может, он просто уйдет, — отозвался Когсворт.

Упитанный старичок оглянулся.

— Есть здесь кто-нибудь? — робко поинтересовался он. — Я не хочу навязываться, но я потерял свою лошадь, и мне нужен ночлег.

Люмьер выпрыгнул к нему навстречу.

— Конечно, месье, добро пожаловать, — не обращая внимания на протесты Когсворта, он провел мужчину к удобному креслу.

Миссис Поттс уже неслась к ним с чаем:

— Не хотите ли чашечку чудесного чая? Согреетесь — глазом не успеете моргнуть!

— Спасибо, — с благодарностью сказал путник, с изумлением глядя на заколдованные предметы.

Он сделал глоток. Чашка захихикала:

— Его усы щекочут, мам!

— Ах! — удивленно воскликнул старик, разглядев на чашке маленькое мальчишеское личико. — Привет!

Вдруг дверь громыхнула, и порыв ветра затушил огонь в камине. Гостеприимные предметы испуганно замерли. В дверном проеме появилась огромная черная фигура.

— Здесь чужак, — прорычал свирепый голос. Люмьер и Когсворт попытались все объяснить, но их заглушил неистовый рев, и они нырнули в укрытие.

Старик повернулся, и увидел, что над ним нависает жуткое Чудовище. Монстр был огромным, ужасным существом, словно безобразно слепленным из медведя, буйвола и льва, и в то же время не похожим ни на одного из них. Но на путника взирали человеческие голубые глаза, и почему-то именно они казались самыми жуткими во всей это смеси. Клыки и когти угрожающе поблескивали, невероятно острые и смертоносные. Маленькая фигурка старика съежилась от ужаса.

— Тебе здесь не рады! — проревело Чудовище.

— П-простите, — дрожа, заикался старик. — Я не хотел ничего дурного. Мне просто нужно место, где я мог бы переночевать.

— Я тебе покажу место! — Чудовище схватило бедного старика одной массивной лапой и потащило наверх, к темницам. Оно грубо бросило пленника в клетку и захлопнуло дверь.

Но дверь вдруг распахнулась. Вспыхнул яркий свет, и Чудовище отшатнулось. Из темницы вышел пленник, но он менялся. Прямо на глазах Чудовища пухлый, маленький старик худел и вырастал. Его ничем не примечательная одежда превратилась в мерцающую голубую мантию, украшенную звездами. На лице появилась белая борода, которая доросла ему до груди. Мудрые глаза смотрели на Чудовище с печалью.

— Она была права, — с грустью сказал старец. — Ты совсем не изменился.

— Что ты имеешь в виду? — в замешательстве прорычало Чудовище. — Кто ты?

— Я волшебник, — серьезно ответил старец. — Я знаком с ведуньей, которая заколдовала тебя. Недавно нам выпала возможность поболтать. Я сказал ей, что считаю, что она поступила с тобой слишком жестоко. «Ни одна девушка не заглянула к нему за все эти годы, а время уже на исходе» — напомнил я ей. «Разумеется, он уже усвоил этот урок. Но если упадет последний лепесток розы, он навсегда останется Чудовищем, и у него не будет даже возможности доказать, что изменился. Это несправедливо».

Чудовище уставилось на волшебника, и на лице у него отразилось понимание и ужас.

— Она отнеслась к этому скептически, — продолжал волшебник. — Она сказала мне: «Этот? Он слишком высокомерный и эгоистичный, чтобы когда-нибудь измениться. Но если хочешь убедиться своими глазами, то я согласна». Я сказал ей, что устрою тебе ту же проверку, что сделала она десять лет назад — замерзший, промокший, пожилой путник ищет укрытие от бури. Я был уверен, что тогда ты все понял, и теперь предложишь незнакомцу ночлег. В конце-то концов, когда ты в последний раз выгнал кого-то прочь, ты поплатился страшным проклятием за свой эгоизм. Конечно, в этот раз ты поступишь по-другому. А когда ты докажешь, что изменился, я сниму с тебя проклятие, и ты избавишься от мучений.

Он вздохнул.

— Но теперь я понимаю, что она была права. Ты так ничего и не вынес урока из своего испытания, и я ничем не могу тебе помочь. Наоборот, — с грустью добавил он, — ты обошелся со мной куда хуже, чем со своим первым гостем. Ты действительно собирался оставить хилого старика умирать в темнице?

— Я-я не знаю, — прошептало Чудовище. — Я молю тебя о прощении...

Волшебник покачал головой.

— В прошлый раз ты сказал то же самое. Твои слова ничего не значат. Тебя хотели научить доброте и состраданию к тем, кто слабее тебя, а не как умолять о прощении более могущественных.

Он заметил заколдованные предметы — тех, что смогли взобраться по лестнице, и теперь с тревогой толпились в проходе.

— Твои слуги, напротив, были очень добры ко мне. За это я награжу их. Когсворт, — добавил он с улыбкой, заметив неуверенность часов (в конце концов, он только и делал, что пытался остановить Люмьера), — я знаю, что ты всего лишь хотел защитить меня. Боюсь, ты знаешь характер своего хозяина не понаслышке.

Волшебник взмахнул руками и пробормотал короткое заклинание. Канделябр превратился в учтивого метрдотеля, кем он и был до проклятия. Часы стали низеньким, пухлым дворецким. Чайник обернулся упитанной кухаркой, а чайная чашка взъерошенным пятилетним ребенком. Они изумленно рассматривали друг друга.

— Благослови вас Бог, сэр, — со слезами на глазах прошептала миссис Поттс. Остальные тоже бормотали слова благодарности, светясь от удивления и счастья.

Волшебник наклонил голову в знак признания.

— Раз чары сняты, и вы снова люди, вы теперь свободны. Он больше не имеет над вами власти.

Миссис Поттс взглянула на Чудовище, чей гнев так долго правил их жизнями. Он выглядел совершенно разбитым — весь запал из него ушел. И ей вдруг стало очень жаль его. Она повернулась к волшебнику и почтительно произнесла:

— Если вы не возражаете, сэр, я хотела бы остаться. Мне кажется, бедняга теперь нуждается в нас, как никогда прежде.

Когсворт и Люмьер переглянулись. Затем Когсворт откашлялся.

— Я все еще глава хозяйства, — с важностью заявил он. — Я определенно не намерен пренебрегать своими обязанностями только из-за... изменений во внешности. Теперь, когда мы снова люди, дела пойдут гораздо быстрее!

— Я тоже останусь, — кивнул Люмьер.

Волшебник улыбнулся им.

— Ваша доброта делаем вам честь. Вы заслуживаете гораздо большего, чем то, я для вас сделал, — он снова обратился к Чудовищу со всей строгостью: — А ты учись у своих слуг. Сейчас они проявили к тебе больше доброты, чем ты к ним за все годы их службы. Но теперь они свободны и могут уйти в любой момент, так что будь благоразумен и отнесись к ним лучше, чем раньше.

Несчастное Чудовище молча кивнуло. Глаза у него опустели. Волшебник смягчился.

— Мне действительно жаль, что я не могу ничем помочь тебе, — сказал он спокойно. — Но ты сам обрек себя на это. У тебя было десять лет, чтобы исправиться. Боюсь, теперь для тебя почти не осталось надежды — твое время уходит слишком быстро, — он выпрямился. — Прощай. Желаю тебе удачи, — волшебник исчез с клубом дыма.

В комнате стало тихо. Затем Чудовище запрокинуло голову и издало рев — ужасный вой мучающегося животного, поднимающийся с самых глубин души.

Люмьер, Когсворт и миссис Поттс стояли, чувствуя страшную неловкость и не зная, что делать. Потом миссис Поттс подошла к Чудовищу, совершенно потерянному и одинокому.

— Сэр? — мягко обратилась она. — Не хотите ли чашечку чудесного чая? Вам станет лучше.

Чудовище уставилось на нее, не веря, что она подошла к нему с таким откровенно абсурдным заявлением. Он потерял свой последний шанс вновь стать человеком. Он обречен провести остаток жизни в шкуре монстра. В свете этих новостей чашка чая казалась не самым хорошим утешением.

Он открыл рот, чтобы нарычать на нее. Но тут он понял, что волшебник был прав. Снова превратившись в людей, его слуги могли уйти и зажить спокойной жизнью, оставив его одного в мрачном, пустом замке. Им незачем было здесь задерживаться.

И все же они остались, несмотря на то, что он ничем не заслужил их преданности.

Миссис Поттс смотрела на него с материнским беспокойством, тревожная складка залегла на лбу. В глазах была бесконечная доброта, пока она протягивала чашечку чая — единственное утешение, которое она могла ему предложить. Он знал, что она хотела только как лучше.

Он подавил своей гневный рев, который собирался выдать, и заставил себя улыбнуться ей.

— Спасибо, миссис Поттс, — сказал он мягко. — Я не откажусь от чая.

Прим. автора: Эта история стала результатом двух мыслей, недавно пришедших мне в голову. Одна из них – какой же Чудовище идиот, что запер Мориса (без обид, все знают, как я его люблю). Пожилая женщина пришла к нему в поисках укрытия, он выставил ее за дверь, и она наложила на него ужасное проклятие. Спустя десять лет к нему с той же целью заявляется пожилой мужчина. Тут вы подумаете, что Чудовище уж наверняка усвоило тот урок и, конечно же, будет теперь милым, но неа – на этот раз все еще хуже. К его сведению, Морис вполне мог оказаться еще одним волшебником, который пришел его проверить. Это была первая мысль.
Сначала я собиралась привести в замок волшебника, который заявит Чудовищу, что тот недостоин прощения и обречен, потом волшебник исчезнет, Чудовище будет выть, и на этом история закончится. Но потом за дело взялась вторая мысль о том, что заколдованным предметам уделяется очень мало внимания в мультфильме. Даже после того, как Чудовище стало добрым, благородным и самоотверженным, все это было только по отношению к Белль. Он не поблагодарил своих слуг за помощь и не извинился за то, что был так груб. После того, как Белль ушла, его не заботило, что на замок напали, ведь ему было больше незачем жить, и его совершенно не интересовало, что в этот момент в опасности находятся его слуги. Что если бы жители деревни их разбили? С этой мыслью я решила, что Чудовище должно осознать, сколько эти ребята сделали для него, и начать это ценить.
Я понимаю, что такой ход очень смягчил концовку, а это не всем нравится. Так что если вы предпочитаете более мрачные истории с несчастливым концом просто представьте, что слуги ушли из замка, зажили своими жизнями и оставили жалкое Чудовище в одиночестве навечно.



Автор: TrudiRose
Переводчик: chii-tsu
Бета: Мей Подколодный
Название: Прерванное детство
Канон: «Красавица и Чудовище »
Жанр: ангст
Статус: Закончен
Размер: мини
Рейтинг: G
Пейринг/Персонажи: Чип, миссис Поттс
Размещение: с шапкой
Разрешение от автора: получено
Ссылка на оригинал: www.fanfiction.net/s/2246100/1/Boy-Interrupted
Саммари: Взгляд Чипа на проклятье.


Иногда ему снятся сны, в которых он бегает.
Такая обычная вещь, но для него это чудо, такая же несбыточная мечта, как для нормального ребенка — летать. В своих снах Чип мчится по лугу на недлинных, сильных ногах, быстрее остальных детей, подставляя лицо прохладному летнему ветерку, смеясь и наслаждаясь свободой, движением и скоростью.
А иногда ему снится, как он бросает мяч своему другу, который кидает ему его в ответ, играя в незамысловатую детскую игру. Еще одна невероятная картина, которой не суждено случиться в жизни. Теперь уже нет.

Все это — воспоминания из прошлой жизни, которые еще ярки в его памяти, и он цепляется за них, как за драгоценный подарок. Все остальное исчезло. Уже девять лет, как Чип попал в странный заколдованный мир: целая вечность для ребенка. Особенно если малышу всего пять лет, и он уже никогда не вырастет — настоящий фарфоровый Питер Пен.

Он помнит не так много из того, что было раньше. Зато он прекрасно помнит жуткую ночь превращения. Ее он не забудет никогда. Даже спустя столько времени он порой с криком просыпается от ночных кошмаров, но, к счастью, уже всего раз или два в год. Поначалу кошмары снились постоянно. Мама ужасно о нем тревожилась.

В ночь, когда это случилось, Чип был очень взволнован. Он уже не помнит, почему. Теперь ему кажется, было какое-то празднество. Он не мог дождаться утра, чтобы проснуться пораньше и получить подарки. Мама советовала отправляться спать, чтобы утро наступило быстрее. Но он так волновался, что долго не мог уснуть. А когда наконец уснул, полный мечтаний обо всем прекрасном, что случится утром... жизнь, которую он знал, закончилась навсегда.

Чип проснулся резко, инстинктивно понимая, что что-то не так. Когда глаза привыкли к темноте, его переполнил ужас от того, что комната стала невероятно огромной. Кровать, в которой он лежал, протянулась так далеко, что уходила за пределы видимости. Потолок стал недосягаем, как небо. И ощущал он себя по-другому — гораздо тяжелей, чем раньше.

С нарастающей паникой он понял, что не чувствует ни рук, ни ног. Он стал звать маму. Дверь раскрылась, но то, что вошло в комнату и прыгнуло к нему на кровать, казалось не его мамой. Это была не его пухленькая, белокурая мама, которая всегда его утешала. Это был чайник — чайник с лицом. В любое другое время он бы посмеялся над тем, как это выглядело. Как смешно и нелепо! Дурацкий чайник с лицом! Но в тот момент Чип лишь заорал от ужаса. Его привычный, надежный мир превратился в кошмар.

Чайник заговорил. Голосом мамы. Она пыталась успокоить его, уверяла, что все будет хорошо, как делала это всегда, когда он расстраивался. Чип цеплялся за этот голос, как за единственную знакомую деталь в новом страшном мире. Она хотела обнять его, погладить по голове, но у нее больше не было рук. Все, что она могла сделать — прилечь рядом. Он попытался успокоиться, но она оказалась такой холодной, такой твердой и непластичной, полной противоположностью мягкой, удобной, пухленькой маме, которую он знал. Он уснул, рыдая, рядом с ее фарфоровой фигурой.

Утром они вышли из комнаты, чтобы посмотреть, что стряслось с остальными. Дворец казался опустошенным, словно все люди вымерли. Но в пустых комнатах и коридорах раздавалось эхо человеческих голосов. Они принадлежали предметам, в которых от прежних людей остались только их привычные голоса. Преобразился даже сам замок — яркие краски потускнели и стали мрачными, изящные статуи ангелов превратились в гротескных монстров.

А затем появился принц. Раньше Чип всегда убегал подальше, чтобы не попасться ему на пути. Принц всегда был раздраженным, вспыльчивым и постоянно на всех кричал. Чип не хотел бы разговаривать с таким человеком. Но теперь он стал настоящим монстром, огромным, ужасным Чудовищем с шестидюймовыми клыками и свирепым ревом, от которого дребезжали стекла. Мама Чипа всегда убеждала его, что чудищ не существует. А теперь они оказались заперты в замке с самым страшным монстром из всех, что видел Чип на картинках в книжках. Даже на другой стороне дворца Чип слышал, как рычит и ревет Чудовище, в своем безумии ломая мебель на мелкие кусочки, и дрожал от этих звуков.

Долгие недели Чип не отходил от мамы ни на шаг, кроме тех моментов, когда она обслуживала Чудовище. Тогда он в страхе запирался в своей комнате и ждал, пока она вернется. Его приводило в панический ужас огромное, неистовое, бушующее существо, которое могло разломать новое хрупкое тело Чипа всего одним ударом массивной лапы.
Он спросил у мамы, почему они оказались прокляты, и она рассказала ему историю о высокомерии принца и заклинании Волшебницы. Чип нахмурился.
— Но это несправедливо! — воскликнул он. — Почему она наказала нас за то, что натворил он? Мы же не сделали ничего плохого!

Маме было нечего на это ответить.
— Жизнь не всегда справедлива, мой ангел, — печально сказала она. — Теперь это наше бремя, и мы должны делать, что в наших силах.

Но дети быстро ко всему привыкают, и даже самые странные обстоятельства становятся нормальными. Со временем исчезали старые воспоминания Чипа, а вместе с ними и кошмары. К большому облегчению мамы, возвращалось его привычная подвижность. Он искал новые способы играть, учился прыгать, соскальзывать с мебели, ездить верхом на Султане — псе, который стал пуфиком. Жизнь не стала отвратительной — к ней нужно было лишь привыкнуть.
Мама не переставала щебетать о дне, когда чары развеются, и они снова станут людьми. Она всегда говорила о том, что нельзя терять надежду, и тогда тот день однажды настанет. Чип каждый раз улыбался и кивал, но не верил в это. И глубоко в душе понимал, что мама тоже не верит. Никто не приходил в замок, а время почти истекло. Было глупо надеяться, что внезапно случится чудо.

Он убеждал себя, что все в порядке. Он прожил чашкой почти в два раза дольше, чем человеком, а другого он и не знал. Возможность того, что жизнь продлится такой, какой она стала, больше его не пугала. Она стала привычной.

Но иногда ему снятся сны, в которых он бегает. И когда он просыпается и понимает, что это был всего лишь сон, он плачет... очень тихо, чтобы никто не услышал.

@темы: Фанфики

URL
   

Будни

главная